Меню

Уже собрано средств: 77 280 руб.

Подробный отчет

СМС на номер 3434
с текстом: ПлатежУдел+сумма

О Святом Крещении и о мирской жизни

Многие из моих читателей крещены во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Я был крещен почти четверть века назад и до недалекого момента в прошлом не придавал этому большого значения, но, поверьте, с тех пор многое изменилось. Тогда моя сестра решила окрестить свою дочку, мою племянницу Настю, ей требовался крестный, и я «попался под руку». Все происходило в сельском храме в Подмосковье, и именно поэтому я запомнил свое Крещение на всю жизнь. Дело в том, что в больших городах в те времена массового возвращения в Церковь крестили «потоком», 15 минут и… «Готов!», «Следующий!», наш же священнослужитель оказался приверженцем «старой школы», и сие действо продолжалось часа два, а то и дольше. Для дополнительной остроты впечатлений Бог устроил так, что я должен был все это время держать полуторагодовалую Настю на руках, и ощущения нестерпимо ноющих суставов, мышц и сухожилий под аккомпанемент истошно орущей племянницы свежи до сих пор.

1 Есть две версии происхождения слова «Крещение»: 1) Древнее славянское слово «рис» означает отрезок прямой линии, начерченный на осматриваемом предмете (все знают глагол «рисовать»). Слово «Крес» («к рису», «е» — тут преобразованное «и»), означало ребро, край, границу какого-либо предмета, а «крест» — соединение двух предметов их краями в форме буквы «Х» или знака «+». Отсюда и до сих пор сохранившееся слово «окрест», «окрестность», что значит: около «креста», т.е. область, окружающая точку пересечения «рисов». Глагол «скрестить» поэтому означал соединять два предмета в виде «Х», а «крестить» — значит ударять их друг о друга краями, высекая огненные искры, что использовалось для разжигания огня — отсюда и слово «кресало» — камень, ударением о который другим твердым предметом легко высекались искры. Поэтому первоначальное слово «крещение» означало зажигание огня посредством высекания искр, «загорение», а «воскресение» — возгорание огня, произведенное с помощью «загорания». «Крещение», как Таинство, есть в данном случае высекание огня Духа Святого ударением о твердое «каменное сердце» человека, рождающее вместо «каменного» новое «плотяное» сердце, загорающееся огнем любви к Богу, а «Воскресение», как действие Духа Святого, есть возгорание этого огня любви к Богу, делающего его уже постоянным источником тепла и света, возможным для пользования им других людей и возгорания и их сердец таким же огнем.

2) Другая версия состоит в том, что слово «крест» (преобразованное «Христ») произошло от слова «Христос», как орудие Его смерти.

В этом случае «Крещение», т.е. «Христщение», значит воХристосовление, т.е. Таинство соединения со Христом, когда душа человека как бы становится Его супругой, путем Крещения умирая для греха, а «Воскресение» это восХристение, т.е. соединение с воскресшим Христом. В подтверждение этого Апостол Павел писал: «Если Крещением нашим мы умерли с Ним для греха, то Воскресением Его мы возрождены к жизни вечной во Христе Иисусе, Господе нашем».

Обе трактовки очень гармоничны по смыслу и, несмотря на то, что имеют разные исторические отправные точки, славяне умели добывать огонь и до прихода Христа, скажете вы, они нисколько не противоречат друг другу. Псаломопевец Давид писал: «Вспомнят, и обратятся к Господу все концы земли, и поклонятся пред Тобою все племена язычников» (Пс. 21-28). Как Адам в Раю под воздействием Святого Духа давал самые точные имена всем разновидностям живой и неживой природы, так и Бог дал нашим прапрародителям то самое слово, в котором соединяются и Огонь, и Свет, и Христос. Они (древние славяне) помнили, но забыли, а потом снова вспомнили. Такое случается. Вообще в русском языке огромное множество таких совпадений, и недаром многие исследователи называют наш язык «Пятое Евангелие».

По любой из версий или по обеим вместе мы видим, что Крещение — это есть Приобщение к Христу. При чем здесь вода, спросите Вы, а вот причем: у древних, как, впрочем, и у современных иудеев омовение водой символизирует избавление, смытие грехов предшествующей жизни перед обращением к Богу, и на греческом языке обряд носит название «баптизо», то есть «погружение в воду», отсюда и слово «баптизм». На английском Иоанн Креститель будет звучать как «John the Baptist», но в русском языке этому слову прижиться было не суждено, и вот почему: иначе праздник Крещения называется Богоявлением — Бог предстает перед нами в Своем тройственном Единстве — мы видим входящего в воды Иордана Сына Божия Иисуса Христа, видим снисходящий на Него в виде голубя с Небес Дух Святый и слышим глас Бога — Отца: «Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». И как видно из приведенной выше истории слова «Крещение», наш Великий и Могучий язык впитал не видимую физическую сторону обряда соединения с Богом, своего рода «фасад» или «обертку», а его духовную незримую, но всеобъемлющую и все объясняющую суть — чтобы быть с Богом одним целым, нужно прежде всего возжечь Его огнем свое сердце, осветить Его Светом свой разум и позволить Его Святому Духу руководить всеми своими мыслями и чувствами, а вода — это всего лишь символ. Таков наш язык и таково наше восприятие мира: когда никого нет в комнате, мы говорим:«Ни ДУШИ», а англичане говорят:«NoBODY» (ни ТЕЛА).

Итак, Крещение или омовение? Между Христом, крестом, высекновением живого огня из неживого камня и ритуальной помывкой разница колоссальная — обряд перерастает в образ жизни с совершенно четкими доминантами — жить как Христос, нести Его Крест и… гореть. Как жил Спаситель мы знаем из евангельской истории — Он оживлял, Он исцелял, Он учил и, пригвоздив ко кресту наши грехи в Своем пречистом теле, воскрес и вознесся к Отцу, чтобы продолжать спасать нас с Небес. Чем не инструкция по обращению с таким сложнейшим механизмом, как человеческая жизнь? Да, именно инструкция, потому что ни у кого из нас после покупки какого-нибудь очередного чуда бытовой техники не возникнет желание тыкать кнопки без соответствующих на то лучше всего письменных указаний. Прибор по-просту может сломаться. А жизнь? Она-то насколько сложнее кухонных комбайнов и телевизоров, она, что, не может сломаться? Что означает, жить как Христос, лично у меня не вызывает вопросов: исцелять зараженные себялюбием души, оживлять омертвелые моделью потребительского поведения сердца, понятное дело, начав с себя, и учить в первую очередь свою семью и близких, а дальше — как Бог даст.
1 Возьмет к Себе в Небесное воинство продолжать делать то же самое и после смерти моего тела, я буду только счастлив. А отношение к земным благам должно быть, как сказано в Евангелии от Матфея (6:33):«Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и ЭТО ВСЕ ПРИЛОЖИТСЯ ВАМ». Они, блага, могут быть только средством достижения цели жизни, но никак не самой целью.

Может крещенный человек всего этого не делать? Жить эту жизнь по-своему, по-другому, по наитию? Может только при одном условии — если считать принятое Крещение ошибкой, либо собственной, либо родителей или родственников, окрестивших ребенка в церкви, когда он еще ничего не понимал. При любом другом раскладе не жить, как Христос, не получится, и вот Его слова, обращенные к Его последователям: «Вы—соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям». В античные времена соль служила в качестве средства предотвращения гниения и порчи продуктов, а в наше время каждый христианин метафорически принимает на себя функцию предотвращения гнилостных процессов во всем окружающем мире. А если не принимает, то становится «несоленую солью», которую, как сказано, остается только выбросить вон на попрание людям. Жестко, но четко, и в этом состоит истинный смысл Святого Крещения.

И последнее. Если не считать принятое Крещение ошибкой, не стоит откладывать ничего на потом. Нужно начинать что-то менять немедленно, сию секунду, ведь не знаем ни дня ни часа, когда Начальник Жизни решит прервать наш земной путь и призвать к ответу. Живем же только раз, переделок не будет, и отвечать придется и в особенности тем, кто крещен Святым Крещением.

Искренне Ваш, СН