Меню

Уже собрано средств: 69 160 руб.

Подробный отчет

О правоте

Сегодня Великая Среда, и сегодня Иуда предаст своего Учителя. Ему (Иуде) будет казаться, что он не сделает ничего страшного, ведь отцы еврейского народа – почтенные люди, они всего лишь хотят образумить Иисуса, они желают Ему только добра, и Иуда желает Ему только добра, а Он, Иисус, еще потом спасибо скажет Иуде…

«Он и так зашел далеко, говорит о вещах, которые не до конца понимают даже ближайшие ученики – Петр, Иоанн, Иаков, не говоря уже об остальных. Он все время говорит о каком-то Небесном Царстве, а про страдания родной Иудеи опять ни слова. Эх, выгнать бы этих проклятых римлян и зажить бы, как следует, на широкую ногу, как по рассказам старцев, жили Давид и Соломон! Да и левитам, фарисеям и книжникам, признаться честно, пора бы давно убираться из храма и синагог, довольно они уже насиделись на народной шее… Ах, да, о чем это я? Ну вот, я и говорю — с силой-то и мощью Иисуса сколько дел можно было бы сделать, подумать страшно. А Он! Лечит всех, кого ни попадя, оживляет даже из мертвых и не берет ни гроша! А я! Таскайся тут за Ним везде с этим ящиком, который якобы для денег, а какие там деньги, там деньги-то ни разу дольше пары часов не залеживались, все этим нищим, будь они неладны, раздаем, а ящик-то тяжелый! Нет, Иисус в принципе хороший, учит там, лечит, оживляет, добрый он, жалко Его как-то даже…, ну а мне-то что с того? Я-то почему должен тут задарма горбатиться? Не должен, факт! Он в самом начале что говорил? Что Царство Божие пришло, что Оно, Царство это, уже тут, рядом, внутри нас есть. И что? Где оно? Три года за Ним хожу и никаких перемен не вижу. Все ноги стер до колен. Мы, что, евреи, просто так что ли веру в Благословенного столько веков хранили, чтобы вот так, просто вот так ничего с этого не иметь? Неправильно все это. Неправильный Бог. Неправильная вера. Все неправильно. Вот пойду и сдам Его первосвященнику. Посмотрим, как Он там запоет. Пусть расскажет первосвященнику про свое Небесное Царство, тот Его быстренько выведет на чистую воду! Эх, остался бы я лучше в своем родном городке Кариофе, женился бы, домик бы построил, жил бы припеваючи… Дернул меня лукавый за Иисусом увязаться. Славы, дурак, положения захотел.

Новое Царство, говорил нам, будем строить, и где оно, это царство-то? Не от мира сего, говорит, Его Царство, а где точно, не говорит. Молитесь, говорит, терпите, и обретете это Царство, говорит. Надоело терпеть, сил нет, всю жизнь терплю. Где мой портфель министра финансов? Обманул Он меня, вот в чем дело. А я–то Ему поверил, все для Него делал, себя не жалел, а Он! Как Он мог! Меня! Не с кем-нибудь, а со мной, самим Иудой, так поступить! Разочаровал Он меня. Сильно разочаровал. А я Его так любил! Любил я Его очень сильно, слышите, любил! А Он… Вот Он какой. Сдать бы Его первосвященнику, точно, надо сдать. Решено. Но… я же Его любил… Может быть и сейчас люблю… Может и люблю, и что с того?! Что мне с этой любви? Всю молодость ради Него убил, а у самого ни кола ни двора! Все надо мной смеются! Знакомого встретить стыдно. Что скажу-то? Мол, какое-то Царство Небесное хожу ищу, а сам-то нищий! А первосвященник деньги предлагал, целых тридцать целковых. Немного, конечно, но все-таки что-то. Корову куплю… или козу, а лучше и козу, и корову… и дом куплю… на пять… нет, лучше на шесть комнат… А Иисус… Что с Ним будет? Может, не стоит? Да нет, стоит, ничего с Ним не будет! Он ведь говорит, он – Сын Божий! Ничего с Ним не будет! Выкарабкается как-нибудь! Он вон сколько может! Точно! Выкарабкается, никуда Он не денется, ничего с Ним не будет! Темнеет уже, а до дома Каиафы еще больше часа ходу… Я ведь прав? Да, конечно, кругом прав. А как же иначе? Конечно прав. По-другому и быть не может. Прав и все тут. А Иисус выберется? Конечно Он выберется, обязательно выберется, ведь Он не может не выбраться…Он же Бог, значит, Он может и должен позаботиться о Себе. Не так ли? Так! Добраться бы до темноты… дождались бы…» — так, вполне возможно, думал Иуда в среду, а в пятницу когда Христа вели на казнь, он повесился.

Как часто в этой жизни мы хотим быть правы. Иной раз мы и сами не знаем, что нам дает эта правота, но мы хотим быть правы, во что б это, ни стало. И если нас не признают правыми окружающие, мы всегда сумеем оправдать себя сами. Оправдание в своих глазах всегда близко, оно здесь и сейчас, оно так приятно греет душу, особенно когда распалишь себя праведным гневом и в мыслях поразишь всех своих недругов сокрушительными сентенциями. И что нам до других, когда мы кругом правы? Живем-то один раз, и надо брать от жизни все, а то можно и не дождаться, пока про тебя вспомнят. Ах, да… Бог… А где он Бог? И есть ли Он вообще?

Ничего не напоминает? Главное – это чтобы в один прекрасный момент от своей правоты не захотелось повеситься.

Искренне Ваш, СН